11 авг. 2015 г.

Dachshund (Highgrade/Clapper, Switzerland)

Такса — друг человека
Дело было так. В далёкой Швейцарии, окружённой с одной стороны шоколадными горами, а с другой — горами из сыра, Оливер Доре (Oliver Doret), урождённый женевец, после долгих музыкальных поисков наконец пришёл к своему первому релизу. Хозяин лейбла, выпускавшего его пластинку, ему и говорит: «Всё у нас есть, музыка хорошая, сам ты парень неплохой, не хватает только названия для твоего проекта! А без этого, - говорит, - выпускаться ну никак нельзя». Делать нечего, пошёл Оливер домой, голову повесил. А как домой пришёл, да как за свой стол уселся, так своей повешенной головой и уткнулся в лежавший на столе каталог цвета для дизайнеров Pantone. Полистал он его, выбрал цвета, которые ему больше всего глянулись, выписал их названия (а названия там бывают шибко мудрёные, не сказать загадочные) и из этих названий выбрал то, которое ему показалось наиболее смешным. Тут нужно отметить, что Женева — это центр франкоязычной Швейцарии (там ведь вообще три языка государственных), сам Оливер к тому времени знал по-английски только пару ругательств, а по-французски буквосочетание Dachshund прочесть практически невозможно, кстати, как и по-русски. Лишь спустя какое-то время юное дарование наконец заглянуло в словарь и выяснило, что слово это означает собаку. Да не просто собаку, а собаку с телом в виде сосиски и короткими лапками, кстати, довольно злобную, неспроста в немецком и английском языках её ещё называют «барсучья собака». Для нашего героя это было самое то — ничего не значащее название.


Dachshund вообще максимально далёк от того, чтобы наделять свою музыку какими-то специальными далеко идущими и глубоко зарытыми смыслами. Он никогда не стеснялся того, что его больше привлекает собственно звук, чем идея, которую можно было бы этим звуком донести. Именно поэтому он довольно быстро из регги, которым он увлекался в юношестве, пока играл на гитаре, переключился на даб. Собственно, они с ребятами и начинали, можно сказать, с «даба», потому что долго не могли найти вокалиста и играли инструментальные композиции. А потом жители богатенькой Швейцарии разработали такую схему работы для своей группы Restless Mashaits: они записывали основу своего трека (барабаны, бас, клавиши и гитару) в Женеве, а потом Оливер летел на Ямайку, где добавлял местных перкуссионистов, духовую секцию и всё такое к их записям. А главное — отдавал всё это на сведение кингстонским кудесникам. Собственно, первого же такого путешествия хватило, чтобы перевернуть полностью представление о роли продакшна в музыке у молодого гитариста. То, насколько можно было различными эффектами, наложенными друг на друга, изменить, углубить и окрылить записанные звуки, зажгло истинную страсть в сердце Доре.

А полностью гитара была отброшена, когда Оливер приобрёл свой первый семплер — Akai S1100. Возможности, которые таил в себе специализированный музыкальный компьютер, поглотили всё внимание нашего героя. Чтобы лучше разобраться в теме, Dachshund посещает специальные курсы по электро-акустике в Женевской консерватории, что открывает ему практически неограниченный доступ в консерваторскую студию. Это было весёлое время. Оливер жил в сквоте в центре Женевы, целыми днями слушал регги и хип-хоп, подрабатывал посудомойщиком в столовой при часовом заводе (где постоянно резал себе руки ножами — даже в столовых у них ножи швейцарские) и иногда шил на заказ одежду собственного дизайна. Но вскоре любовь к музыке пересилила всё остальное, эксперименты с дабом привели Dachshund к драм-н-бейсу, а драм-н-бейс в свою очередь привёл в клубы.



Это были ещё те времена, когда записать собственный трек на компакт-диск было невозможно, и Dachshund летал в Лондон, в Music House, где отдавал свои треки на мастеринг и отпечатывание на виниле. Это надо было видеть: юноша в дредах, встречающий в офисе Music House своих кумиров и обалдевающий от этого, просит звукоинженера выкрутить бас в своём треке на абсолютный максимум, тратит все свои деньги на это путешествие, чтобы потом весь оставшийся месяц сидеть на одних макаронах, зато с собственным dubplate'ом. Ну и неудивительно, что чем больше Dachshund погружался в клубную культуру, тем ближе он становился к прямой бочке.

Его первый настоящий успех — трек Somehow, вышедший в 2006 на Num Records. Это очень энергичная и живая помесь тек-хауса, драм-н-бейса и индастриала, не оставившая равнодушными почитателей самых разных музыкальных жанров. Именно благодаря этой записи о Dachshund узнали за пределами Швейцарии, и в первую очередь в Германии. Где Том Кларк, основавший Highgrade, после знакомства с музыкой Dachshund без колебаний решил пригласить музыканта в свою команду. Началось всё с участия Dachshund в компиляции Group of Connected Heads в 2010, потом было несколько сольных пластинок (среди которых особенно выделилась Extensive Forms EP – после этой пластинки уже можно всерьёз говорить, что Dachshund стал частью дружной многонациональной семьи Highgrade, куда от нашей страны абсолютно равноправно входят и Майк Спирит, и Серёжа Санчес, и SCSI-9), а уже в 2012 Dachshund выпускает полноценный альбом Eleven Riddims.

Название более чем красноречивое. Во-первых, riddim – это ямайское слово, которым как раз и обозначается самостоятельный трек без вокала, инструментал. А во-вторых (и в-главных), такое название снова отсылает нас к творческой позиции Dachshund: никаких специальных идей и сверхзадач; это просто музыка, просто исследования артистом звука, гармоний, ритма и грува. Альбом, как и задумывалось, отличается своей эклектичностью и отсутствием жёстких рамок с одной стороны и отсылками к самым разным периодам и увлечениям Оливера с другой. Например, здесь есть трек Intensity Dub, в котором использован старый ямайский звукоинженерский приём, когда звук барабанов пропускается неоднократно через Space Echo, что позволяет получить «живой луп», в корне отличающийся по своим характеристикам от обычного компьютерного лупа. Здесь есть и трек Give Thanks, на котором наконец появляется вокал, настоящий ямайский вокал, правда, записанный уже в Женеве. Здесь есть трек с почти русским названием Voronoi Diagram, представляющий собой идеальный меланхоличный умный тек-хаус в лучших традициях швейцарской тек-хаус-школы, с мелодией, сыгранной музыкантом вживую. В общем, это настоящий, полноценный альбом, для неоднократного прослушивания в самых разных состояниях.



Но помимо романа с Highgrade Dachshund развивает и собственный лейбл на пару со своим другом Quenum. Называется он Clapper, и это ещё одна возможность для Dachshund лишить себя каких бы то ни было рамок. Это лейбл исключительно для собственного удовольствия, без каких-либо строгих планов по выпуску пластинок каждый месяц и всего такого. Обязательно обратите внимание на трек Patte d'Oie, который Dachshund выпустил на этом лейбле. Так называется один из районов сенегальской столицы Дакара, где музыкант прожил какое-то время вместе со своими друзьями. Вы не просто услышите Африку, вы почувствуете тот воздух, наполненный влажными душными цветами, красной пылью и бесконечной жаркой любовью (к танцам), на которую способны только африканцы.

Человек, который легко и весело способен дать своему творчеству определение «музыка для собак», способен на многое. Он способен удивлять и радовать, не претендуя ни на что. А это самое ценное.

Комментариев нет:

Отправить комментарий